Предпоследний романтик
Чисто теоретически мы знаем, что наша жизнь принадлежит нам. Но не знаем, насколько. Насколько далеко мы можем зайти в распоряжении ею, и насколько она коротка и невозвратима.